Судьба медицинской сестры

Ежегодно 12 мая отмечается Международный день медицинской сестры. Это повод еще раз поблагодарить и поздравить представительниц одной из самых гуманных профессий. Наш рассказ пойдет о Лосевой Лидии Фёдоровне медицинской сестре Псковской областной клинической больницы, которая шестьдесят четыре года проработала в ведущем лечебном учреждении Псковской области.

Родилась Лидия Фёдоровна в Пскове в 1936 году, и у нее была непростая жизнь. В 1941, когда немцы вошли в город, ее с матерью угнали за Ригу в сторону моря, в пересыльный пункт Салтус. Они туда добирались полтора года и работали в услужении у бюргеров до конца войны.

Вернулись одни пепелища. Вначале жили по соседям, потом отец в 1946 году пришел, живой. Свою хибарку построили. Жили на Запсковье, где Льнокомбинат.

Она окончила двенадцатую школу, и отец настоял, чтобы дочь получила профессию. Стала человеком. После семи классов Лиду мало куда брали, тогда по совету подруги, она поступила в Печорское медучилище (нынешний Псковский медицинский колледж). Выдержала большой конкурс, из Пскова она поступила одна. Лида два года отучилась на сестринском отделении. В восемнадцать лет, юной девушкой, она пришла в Псковскую областную больницу, где ее взяли в отделение санитарной авиации, на подмену, находящегося в это время в отпуске, фельдшера.

Вначале было непривычно, всего боялась, а потом когда вошла в профессию, стала понимать, что это я знаю, это умею. Успокоилась. Попривыкла.

В больнице тогда было несколько корпусов, свое хозяйство, теплица, фруктовый сад, два самолета, вертолет. Помещение, в котором сейчас располагается консультационная поликлиника, как раз перестраивалось. Делали второй этаж, планировали открыть терапевтическое отделение. Там и стала работать Лидия Фёдоровна в 1954 году.

В первую ночь привезли одну больную, как сейчас, помню с полиартритом. Из Середки. Евдокия. Она всю ночь чуть не кричала от боли и вот мы с ней и просидели нос к носу, иногда дремали.

В наше время было сложно работать постовым сестрам. Все строго: утром подъем, температуру измерить, кому надо поставить клизму, анализы взять, внутривенно ввести лекарства, а к восьми утра уже с полотенцем, через руку перекинутым, стоять возле врача на обходе. Было трудно. К больным очень привыкаешь. Лекарств, как сейчас не было, в основном пенициллин.

Помню, лежала женщина из Острова с воспалением легких. Уколы ставили каждые два часа. Она пишет мужу письмо: «До дома не доеду, всю изрешетили». Потом пришёл от него ответ. Она к нам на пост и читает: «Не горюй моя дорогая. Мы дырки соломой заткнем, и опять пойдешь». Как мы тогда смеялись!

В 1956 году Лидию Фёдоровну перевели работать в процедурный кабинет. Пациенты были разные: с пневмонией, с инфарктами, болезнями крови. Было сделано столько переливаний, что она уже не считала. Приходила утром в понедельник на работу, а пациенты ей говорили: «Ну, слава Богу, наша Лидушка пришла, теперь не пропадем». Были и казусы.

Однажды собрала целый консилиум. Делала внутримышечную инъекцию. Вколоть вколола, вынула, а иголки нет. Перепугалась, сил нет! Где иголка? Побежала за врачом. Врач тоже в недоумении. Пришел заведующий терапевтическим отделением узнать, что у нас за переполох. Что мы устроили? Собрались все и никто ничего не понимает. Нет иголки! В итоге разобрали шприц, и оказалась, что канюля осталась, а сама игла внутрь шприца вошла. Мы не там ее искали.

В 1957 году в больницу поступил первый аппарат ЭКГ. Этот кардиограф был единственным на всю область. Аппарат был тяжеловесный, на батарейках, работал на федовской пленке, требовал заземления. В больнице была своя проявочная и растворы. Надо было смотреть в визуальное стекло, там как в воде плавал «зайчик», световой лучик, по его узорам определяли работу сердца.

Батареи быстро кончались. В военном городке связисты стояли, у них новые батарейки одалживали. Пленку надо было проявлять, высушивать. Она скручивается. На шею повесишь, придешь домой - вся черная.

Стала Лидия Фёдоровна работать на кардиографе, обучалась прямо на месте. Сама снимала показатели, сама проявляла. Работала как на стационар, так и на амбулаторных больных. Тогда в больнице было всего два терапевта, которые умели читать ЭКГ.

По-всякому работали и ночью вызывали. Приедет скорая помощь заберет, и едешь, снимаешь. Утром в отделении спрашивают:
- Сделали?
- Сделали.
- Есть там инфаркт?
- Откуда мы знаем?
- А у Лиды спрашивали?
- Спрашивали.
- И что она сказала?
- Нет.
- Ну, нет - значит, нет!

Прозвали ее профессор. Город стал богатеть, Псковская городская больница получила аппарат ЭКГ, а потом и районы. У Лидии Фёдоровны появились свои ученики. Приезжали к ней на специализацию.

Четырнадцать лет отработала Лидия Фёдоровна в отделении диагностики и в 1971 перешла в рентген-кабинет лаборантом. Прошла специализацию, но проработала там всего полтора года. Она получила серьезную дозу облучения и тяжело заболела.

Кровь была нехорошая. Ходить не могла, меня шатало. Никто не верил, что я выживу.

Семь лет длилась ее борьба за жизнь, ради себя, своих детей, семьи. По состоянию здоровья Лидию Фёдоровну перевели в отдел статистики. Где она занималась статистической обработкой медицинской документации, разносила данные по таблицам, отмечала диагнозы, нозологию, операции. Вела учет пациентов по возрастным и половым признакам. Все цифры были на ней. Сорок лет отвела она этой нужно работе. Выросли дети, родились внуки и правнуки, много народу прошло перед глазами. Хороших врачей и хороших людей.

Мы поздравляем Лосеву Лидию Федоровну и всех медицинских сестре с праздником. Желаем крепкого здоровья, счастья, добра и радости!

Новости

Как добраться

ДО БОЛЬНИЦЫ ЕДУТ АВТОБУСЫ № 2, 5, 8, 8а, 19,

     

ВВЕРХ